roni_14: (turn out)
- ключевые слова, пользуешься ли ты ими или избегаешь. Ослик в мультике дарил букет цветов прохожему, отвечая на вопрос «зачем» фразой «просто так». Как порою нам хочется такую фразу услышать, а порою мы даже говорим её другим. Но она не противоречит этому извечному «ради чего». Она лишь подразумевает «мне от тебя не нужно платы», потому что в этом случае «ради чего» = «ради себя», то есть я получаю пользу самим этим поступком, а не его следствиями.
Ради чего вы заняты этим делом, ради чего поехали в ту степь, ради чего живёте с этим человеком, - пока есть ответы на эти вопросы (о, неважно, сформулированы ли они вами), оно будет так. Конечно, так можно договориться до эстетически некрасивого «всё имеет свою цену», но так ли это страшно? Имеет, просто под ценой можно, и нужно, понимать ну очень широкий спектр. Интересно, что, чувствуя это, люди часто всё равно не создают комбинаций, когда проще найти «ради чего». И помимо единственного «чтобы не били». Это и о начальниках, и о близких. А еще мне сложно помнить о том факте, что довольно много людей избегают и не хотят сами себе ответить на данный вопрос, а не трансформировать его в рассуждения о другом. Даже сейчас написала и задумалась, а так ли это. Но если так, то в этом, возможно, таится часть этих несостыковок между мной и некоторыми окружающими: мне вопрос нравится и видится спасительным и успокаивающим.
roni_14: (kat)
Главный уроборос – это когда ты думаешь, что в тебе чего-то нет, потому что так говорят, но дело, может быть, лишь в том, что эти конкретные люди не видят (и это говорит о них); только раз окружающие не видят, то, может быть, и действительно нечего видеть (и это говорит о тебе).
Гол ли король или чересчур прекрасен.
roni_14: (kat)
Чаще всего людям мешают две вещи. 1) Страх собственно поступка. В том смысле, что страх сделать что-то неправильное, за что потом накажут, неважно кто: жизнь, другие люди, сам себя, страх совершения несправедливого, неправомерного. 2) Страх утраты – когда бонусы не факт, что будут, а имеющиеся хорошести могут запросто уйти. Интересно, который из этих двух сильнее? Думается, что всё же страх утраты. Тем более, что это более общий страх: ведь наказание за неверный поступок – это не только боль, но и утрата, утрата собственного (или чужого) доверия к себе.
Наверное, основное, что помогает людям преодолевать этот страх, это сознавание, что любое будущее – потенциальная яма потеря, вне зависимости от действий/бездействий.
Разумеется, обе эти вещи и помогают людям: как сдерживающие механизмы. А иногда и побудительные. В этом большая забавность жизни, в которой нет черно-белых портретов.
roni_14: (профиль)
С течением времени и соблюдении пары факторов человеку больше приходят на ум определенные, обзовём их топорно - глубокие, вещи, приходит понимание, объяснение, и с этим же течением времени он всё больше осторожен в рассказывании этих вещей другим, всё жестче он выбирает, какие из открывшихся ему наблюдений он просто напросто оставит при себе, о каких кому-то сообщит. Возможно, потому, что всё меньше нуждается в подтверждении их извне: научаясь честно подходить к проблеме и оттого редко давать суждения, учится доверять и уважать собственное чутье и логику, когда они всё же нечто определили. И потому, что всё чаще его останавливает понимание неготовности других слушать, а значит и нежелание трудиться напрасно – с течением времени человек видит ограниченность своих ресурсов и то, что их есть на что направить не в пустую. Говорить тому, кто мог бы Сказать, не хочется не обязательно от обиды, так может быть от слишком непомерной самодостаточности, той, которая, увы, отгораживает этого человека от очень многих. Впрочем, к миру, наоборот, приближает.
roni_14: (в отпуске)
Масса мнений в течение жизни человека проходит тройку превращений. Железная логика жизни). Определение неких мыслей, сомнения и отрицание их, возвращение к тем же мыслям, но с ножиком, обрезающим лишнее. То есть это я считаю, что тройка. При этом кто-то останавливается на первом, кто-то на втором. Это проще всего объяснить на примерах. Возьмём частность. Думает человек, что наука – это кладезь мудрости, это ответы на жизненный вопросы, а учёные – прекрасные отроки, как на подбор умные и альтруисты, занятые познанием. Затем, приобретая некий опыт, он осознает, что, оказывается (!), наоборот, в науке куча туфты и однобокости. Можно на этом уровне остановиться, радоваться своей прозорливости и доказывать, что учёные – это закостенелые несчастливцы, мыслящие лишь в сугубо одинаковом, архи материалистическом русле. Третий уровень – понимание своего прошлого заблуждения. И не просто в том смысле, что «ок, пусть их, признаем, что люди разные», а осознание, что тут другое. Или вот более общий пример.надо ж что-то написать )
roni_14: (Default)
Можно было бы рассказать о многом. Ну, например, о том, что слово «можно» часто на клавиатуре набирается как слово «модно». И в этом прослеживается сакраментальный смысл. Или про то, как боль делает человека более полно проживающем жизнь. Рассказать можно и о чём-нибудь очень красивом. Чтобы была радуга и тихие рассветы. Но можно и не рассказывать. По сути ничего не изменится: те, кто живёт в каком-то другом мире всё равно не поймут твою мысль, будешь ли ты её разжевывать или скрывать за многозначительным видом. При удачном стечении обстоятельств разве что поймут какую-то свою мысль и будут искренне считать, что это ты их ею облагодетельствовал [какой кошмар]. Остальные же и без тебя прекрасно знают. Или узнают в нужный срок. Может и от тебя: без разницы от разглагольствований или молчания. Вроде бы логично сказать, единственное, что дают рассказы, это чувство сопричастия, возможность меньше тосковать и не считать себя единственным, кто думает таким образом (человек от этого чахнет, он стадный). Наркотик-с такой. Но есть ещё, например, вот это. Возможность выдать направление мысли, акцентирование чужого внимания на какой-то грани и усиление продумывания им этого отрезка. Это как смотреть на картинку. Один её не замечает, другой замечает, но видит целиком, а ты обращаешь его внимание на маленькую скамейку в правой верхней трети.
Надеюсь, никто не подумал, что когда я начинала бить по клавишам, я знала, что напишу в следующем предложении или вообще, что знала о чём я хочу написать. А то сегодня это было бы как будто ты живёшь, зная следующие свои шаги. Скучно.
roni_14: (в отпуске)
Когда я была маленькой и закончила художественную школу (мы там играли в Star Traсk и я была помошником капитана) , ах, пятёрка по живопости, чёрт, четверка по рисованию, один местный художник подарил свою картинку – маленькую, масляной краской, абстракцию бело-коричневых пустынных, но с рыжиной тонов и маленькой зеленой ящерицей, а может кактусом, но я то всегда видела ящерицу. Хотя, может она и не зеленая, а белая и вообще буква пси, но детское впечатление ничем не перебьешь. А глядя на фотографии телескопа звёзд или целых галактик, я думаю о том, что нашла для себя какое-то определение абстрактных картин, с которыми у меня редко складываются отношения, но всё же бывает. Привлекают те, в которых есть этот отголосок небесных пасторалей. Есть те, кто рисует как будто знает, как выглядит вселенная и тогда, без взгляда в подзорную трубу, выходит то самое изображение. Для него нет «как будто», есть знание. И есть те, кто пытается изобразить вселенную, у них ничего не выходит, потому что они не там ищут натуру.
Я тогда обиделась, что мне в подарок досталась наиболее непонятная и однообразная картинка, только потом поняла, что это, наоборот, награда, потому что не всем дозволено получить пустынное место, которое можно самому заполнить.
roni_14: (Default)
Можно смоделировать Рай и Ад не где-то там, а здесь и сейчас, на этой земле. Но именно вместе, потому что когда мы восклицаем «вон то – это ад», то всё это личные адики, а не система). В основе модели будет лежать свойство мерить по себе. Возьмем упрощенную систему, в которой люди именно относятся к другим, исходя из своих качеств, судят по себе. И те, кто красив, добр, умеет радоваться, считая за достойную причину, ну, птичку, в окно постучавшую, далее сами подберите какие-нибудь положительные эпитеты), те и мир будет воспринимать по себе: как что-то красиво переливающееся. И, вообще-то, будут жить в раю. Честный перед собой будет воспринимать, что и другие действуют исходя из логики связей, а если не действуют, то просто не распознали ещё, а не зарылись в песок. Другие же, меряя по себе, будут всюду видеть неспособность к …, подсиживания, измены, унылость, вместо звука улицы, говорящего о том, что рядом столько интересного, слышать исключительно соседскую дрель, в целом, жить в аду, среди мерзавцев. Это система любопытна тем, что точно многое покажет, скажет о человеке. В общем, я перенесла Сведенборгские описания загробного мира на этот: у него там люди сами выбирали жить в аду или в раю. И те, кто выбирал ад, им там нравилось, они не видели, какое гадостное и тусклое место, у них было другое восприятие.
Так что, суди ли бы люди только по себе, забавно было б, и умирать для Суда не надо)). Вообще, если об этой способности говорить, с возрастом человек понимает (озарение!) необходимость судить по себе, то есть не считать, допустим, что ты только один такой умный, или что только ты один способен на вот такой поступок, а остальные не… Далее с возрастом), человек возвращается к «нет, не стоит лишь по себе судить». Потому что тогда, с одной стороны, можно не заметить много чего хорошего, лучшего, прожить, так и не узнав, что, однако, бывает. С другой стороны, можно сильно залететь на чужую подлость, слабость, оказавшуюся существенно больше твоей (а ты по своей мерил и её размах учитывал). Так что по-настоящему адо-райская моделька не должна работать. Но тенденцию может показывать.
roni_14: (turn out)
Если бы я занималась изучением мозга, то мечтала бы понять, где тот отдел, который ведает созданием новых миров, созданием мечтаний, рисующих нам полноценный, добротный сюжет. Где-то не в коре больших полушарий, где-то под нею, в древних слоях, в лимбической системе. Пусть этот отдел не прорисовывает детали, но явно «дает добро» на саму мечту, потому что она может быть совершенно невозможной, нереализуемой из-за длинного списка перечислений. Этот список составляет высшая психическая деятельность и предъявляет тем, кто на подхвате, а те смотрят, говорят «ага» и, не останавливаясь, строят изображение того мира, где это невозможное уже случилось. Мечта обрастает подробностями, украшениями, запахами и вкусом свежих ватрушек, - всё это как будто параллельно фразе разума «нет». Кстати, на самом деле как раз эта невозможность – причина не робких мыслей «ах, если бы..», а смелых и безудержных фантазий, потому что она равна безопасности: всё равно же нереально, так уж можно мечтать вдоволь. Это же моё-моё и никому не будет плохо, так как для этого должны узнать, а чтобы хоть часть тайного стала явной, по крайней мере должна получиться ситуация «относительной возможности», а её не будет. Тут бы нужно написать, а какие миры считать существующими, но здесь личное ваше дело.
И это потрясающе показывает гибкость нашего Я, какие-то древние, первобытные механизмы фантазии. Или это шаги будущего? Навряд ли. Наверное, этот отдел мозга был у нашего хвостатого предка, который ещё не умел мыслить, но «мечтал» о чём-то объективно невозможном (много доступной еды)). Домечтался. Так как это признак, необходимый для приспособления к окружающей среде, то мы его и не теряем: на фантазии нас направляют вне деятельности мыслей и логики. Он как дублирующая система не позволяет нам видеть лишь не получившееся. Да и, быть может, иначе, по логике, люди бы стали застывшими статуэтками у дивана (я имею право журить логику, так как в целом известна как её подружка).
roni_14: (kat)
Сами по себе состояния не несут эмоциональной нагрузки. Хотя они объективно существуют, но не они вызывают в нас стрессы или радости. Переход от состояния к эмоции лежит через восприятие. Поэтому одно и то же состояние для разных людей "аукается" по-разному. Например, состояние совершенной ошибки - просто определённое положение вещей, само по себе оно ни фатально, ни незначительно. Пример по мелочи:состояние обжорства одного порадует (ох, ляпота!), другой уныло подумает о фигуре. Восприятие это, по сути, эфемерность, маленький пунктик в голове, чересчур субъективный и, мало того, различающийся даже у одного человека в разное время. Но именно оно приводит к возможности появления определенного следующего состояния. То есть существует некая последовательность состояний, но причинной связи между ними нет. Связующее – это наше окрашивающее отношение к тому или другому состоянию.
Любовь в том числе – просто существует. Чем мы её окрасим – дело последующего наложения.
roni_14: (Default)
Чем дальше, тем больше отвлеченных и умозрительных вещей выдумывается людьми. Тут вам и модели молекул, и разнообразная метафизика, и много чего ещё. Мы углубляемся в схемы, вычленяем из общего частное и смотрим только на него, не видя, что оно связано со своим окружением, или наоборот делаем наш взгляд настолько общим, что самого предмета, реальной детали не видим. Можно было бы испугаться, задуматься о том, что скоро не останется ничего настоящего, а думающие люди окончательно отдаляться от "живого, трепещущего". Но я не боюсь этого просто по той причине, что человек по своей природе не абстрактен. Люди извечно очень конкретны, чтобы они сами о себе не думали. Такими были со времен, когда рай означал вполне определенный сад с чётко прописанным антуражем, такими и будут. Вот, например, одиноко человеку и он говорит: " я хочу найти друзей", "хочу, чтобы были рядом понимающие люди". Но это не какие-то абстрактные "друзья". Ему нужны вполне конкретные люди, просто он может даже себе в этом не признаваться. Почти наверняка рядом есть те, кто к нему хорошо относятся и были бы рады проводить больше времени с ним. Но нет, он не замечает, ему нужны вполне определенные, другие, люди. И пока их нет – он одинок, пусть к нему и тянутся все остальные*. Так что его "друзья" – никакой не отвлеченный термин. "Хочу узнать, кому же я интересен" – это не абстрактное желание, очевидно, что есть те, кто ему интересен, и он именно о них хочет узнать, а взаимен ли этот интерес. И так за любым абстрагированием скрываются вполне жизненные ощущения. Часто мы даже наоборот, чересчур опредмечиваем явления, чтобы они были четко отграниченные, осязаемые (атом – это шарик; либо любит, либо не любит). Способность быть оторванным от действительности – помните, что в полном смысле её просто не может быть, и все кажущиеся таковыми тексты имеют весьма реальный фундамент. Потому что так заложено природой, человек – всегда конкретен.
Мудрец может размышлять о Боге как об эфирной сфере и рае как о преображенной целостной энергии, но на самом деле он мечтает опять увидеть там ту, которую когда-то любил.
* )
roni_14: (tail)
Наука подобна платьям или белью для постели. Сначала без разбору, все ходят в одинаковых шкурах, как все науки свалены в философию. Потом происходит систематизация, строгая иерархия: этим можно носить только такой покрой, тем другой, и цвета тоже различаются. Так и наука делится на отрасли, каждая изучает лишь свой особый предмет и использует свой метод. Строгая классификация науки 18-19 века как культурные традиции конца Средних Веков: "строгая иерархия тканей, мехов, цвета одежды – относительно всего этого были соответствующие предписания, что какому сословию положено". Хотя и все носят одежду. Как и любая наука использует, например, анализ. Затем методы отпускаются и разные научные специальности могут использовать подходы своих собратьев или вообще интегрируются друг в друга. Как зеленый цвет перестает быть привилегией королевы.
А попытка создать единый научный метод сродни унификации одежды. Всем одеть брюки и рубашки. И вроде как удобно, легко, а значит перспективно, но почему-то всё же не проходит и женщина опять в платье, брюки на ней особо смоделированны и прочее, прочее. Единый метод рассыпается, лишь начав создаваться. Глядишь на улицу, а там каждый выказывает свою уникальность, интуицию в подборе аксессуаров, и каждый имеет право выбрать любой цвет, одеть любой балахон. Ученый муж сидит в лаборатории и придумывает из головы теорию, а может складывает для этого пасьянс из фактов, а может закрывает глаза и решает кинуть вот это туда. И методология сама становится искусством, а в искусстве, как известно, бывает всякое, кто знает, какой покрой подойдет именно для этой специализации. Лишь бы не забывать: сам конструкт одежды должен быть и быть соответствующим объективным условиям (например, температуре).
roni_14: (полупрофиль)
Прочитав красивый пост Лангобарда ( http://langobard.livejournal.com/1213719.html?style=mine ) о невозможности освободиться, если за тебя уже говорили, вспомнила его же любимую цитату "свободы нет, но есть освобождение". Освободиться действительно можно только от неизвестного тебе. Например, есть некий конструкт, постулат, общность, но тебе она не известна, этим незнакомством ты и освобожден. В этом нет свободы, потому что освобожденными мы бываем только для чего-то. Но это всё равно уже немало. Заметьте, здесь нет нашего усилия, мы освобождены по сложившимся обстоятельствам (смайл). Усилие же требуется от нас для борьбы наступательной, когда мы не отвоевываем наше прежнее, то есть то, кем мы были до того, как о нас рассказали. А когда мы изобретаем [в данный момент] наше новое и бьем им по сложившимся представлениям. (неважно, если это новое – чье-то старое. Вот это абсолютно неважно). Тоже никакая не свобода, ведь мы вынуждены бороться. Но это своего рода освобождение от представлений о самом себе, о том, идеальном, себе, который, как нам кажется, некогда был.
roni_14: (Default)
Ученик дал почитать "Толстую Тетрадь" Аготы Кристоф, так там два ребенка устраивают себе упражнения на боль, на жестокость, на прошение милостыни и пр., воспитывая в себе определенное отношение к этому. Сначала я стала грешить, что авторша уж чересчур взрослыми их представляет, но потом вспомнила, чем сама в детстве занималась и пришла к выводу, что перебор не большой.
Большинство навыков действительно – вопрос тренировки. Скажу и более неоднозначное: многие эмоции – это вопрос тренировки. Да, есть объективные физические и психические данные, которые могут (не) позволить. Но если смотреть в их рамках, то почти всё становится вопросом учёбы. Особенно для ребёнка характерно использовать самого себя в качестве той собачки. Помню, как проводила эксперимент: при сжимании кулака большой палец ставить не так, как ставила изначально. Условный рефлекс и вправду выработался. Теперь я не могу интуитивно принять то первое положение кулачка, его больше нет, оно _не удобно_. Однажды я спохватилась, что жалею, но было поздно. В детстве время течет по-другому и нужно проводить само уроки, ведь потом на такие основы времени не будет. Там же проводятся тренировки по сопротивлению. Я когда-то училась не улыбаться и за каждую искреннюю улыбку била себя по щеке. Я научилась не улыбаться, чтобы суметь выглядеть непробиваемо равнодушной и не получать удары от доброжелателей. Кстати, нехорошая черта всех этих упражнений – это то, что переделать их гораздо труднее. Так теперь, например, процесс возвращения к возможности улыбаться без сознательного усилия для меня долог, сложен. И чтобы реально улыбаться мне нужно попасть в архи благоприятное окружение. То есть выбор усилий есть, но свернуть с выбранного – почти невозможно.[Слава богу, почти]. Так же я училась думать.
выводы )
roni_14: (рыжик)
Я бы хотела, чтобы где-нибудь получше обучали задавать вопросы, где-то в школьных годах, когда ещё так много сил к обучению.
Проще произносить монологи, прикрываясь лишь одним вопросом: "Всё понятно?" Одно дело – уметь отвечать, образно объяснять. Такому тоже учатся. Только нельзя получить вопросы, предварительно не выяснив, что же не известно собеседникам. Из-за этого в школе не организуешь обсуждение, из-за этого в дружбе не узнаешь, чем могла помочь. Вопросы – это шаткая тема, ведь они подразумевают дальнейшее развитие: как человек ответит, как реагировать на ответ – это начало, в ответе больше от конца пути. И безопасности. Как спросить, чтобы не превратилось в длительное повествование, где суть уже утопилась, или в риторичность, или в совершенно другой вопрос.
Ещё должны обучать желанию спрашивать. Слишком часто, формируя в уме вопрос, отвечаешь на него сам – да, это одно из положительных следствий. Но ведь так и не узнаешь, чтобы сказал другой. И предварительно ответив на вопрос "я нравлюсь тебе?", никогда не узнать, что могло быть "да". В кипах текстов и рассуждений мы можем объяснять, но не можем выяснять, а поняли ли нас.
Где-то должен сидеть анти-Сфинкс: он съест вас, если вы не зададите ему правильных загадок.
roni_14: (хвост)
Люди придумывают массу характеристик, по которым можно различить религию и науку. Самое проходное: религия – это то, во что нужно верить, поэтому относительно неё не уместны рационалистические подходы, в конце концов – либо веришь, либо нет. Да только религия не подразумевает веру и на свете живут имеющие религию вместо веры. Их, сугубо религиозных, можно различить по чёткой заданности действий [это всегда плановики], и по избыточному фанатизму (возможно, компенсация: смутно ощущая отсутствие того, что другие обозвали верой, стараются доказать её наличие). Вера же выступает как определенный образ мыслей, образ, имеющий внутреннюю точку опоры. Эта опора есть память и принятие априорного знания, то есть недоказуемой личной истины. Будь то вера в людей, в деньги, в демонов, в любовь, в злость, в науку и т.д. И самый последовательный рационалист может быть глубоко верующим. Потому что целостность личности в том числе подразумевает нахождение собственного кредо, своей аксиомы. Мало ли какой, может быть, веры в дружбу. Такая маленькая и детская, но дающая фору любой иконе в красном углу. Таким образом, религиозность не означает уверования, так же как атеизм не разрушается наличием веры. Последняя больше и того, и другого. Вернее, она в другой плоскости, ведь самодостаточность обретают независимо от принадлежности к тому или другому лагерю.
roni_14: (рыжик)
Ремарк в какой-то из своих книжек восклицал: "Самый лёгкий характер у циников, самый невыносимый – у идеалистов. Не наталкивает ли это вас на размышления?" Действительно, годами и режимами проверено. Идеалист, будучи личностью тонко организованной и стремящейся объять необъятное, является необходимым элементом для творчества, для альтруизма, для осмысленности жизни, в конце концов. Но именно он чаще всего невыносим, (а то ещё и глуп). Как же не испортится характеру при столкновении идеалов с необходимостью)? Плюс склонность к морализаторству, частое неприятие людей "какими они есть", уход от действительности, вера в единственность правды и пр.пр., именно они чаще всего становятся теми, о ком: "бойся тех, кто скажет: я знаю как надо". Как тут не побежать общаться с циниками. Которые суть честнее, справедливее да и доводят конкретные дела до ума чаще. Только гибкость их может выйти боком, а жизнь стать уж больно механической. Да только пропустил Эрих Мария, как водится, третью силу. А именно – циничных идеалистов, к коим, например, себя пытаюсь отнести. Идеалистическое отношение к миру[помимо первичности идеи))] подразумевает некую оторванность от насущих обстоятельств, несколько странные "осн. жизненные ценности", занятость обреченными на невезение делами и т.п. А циничность позволяет относиться к этим самым ценностям с нескрываемым юмором, воспринимать множественность правд, смывать с себя упертую серьезность настоящих идеалистов. Какой у них характер? Высоко переменный, вероятно. И уж явно, не самый добрый. Так что бойтесь таких человеческих особей.
Эти типажи забавно маскируются. Но сквозь тексты, пусть самые заштатные, проглядывает: кто циничен до небывалой лёгкости, но уже потерял к чему, собственно, приставлять свой цинизм; кто экзальтированно пишет об идеалах, которые так и не смог понять, а кто тот циник, в котором скрывается пушистая часть от идеализма. Впрочем на вкус и цвет, как говорится…
Занесу-ка в интересы "циничный идеализм". Хоть и пафосно). Он, кстати, лучше, на мой взгляд, чем "идеалистический циник".
roni_14: (полупрофиль)
И вот ещё, и это, и рассказать о том, потом об этом. И о себе, конечно. Ответ, ответ, ответы, игнорируя отсутствие вопросов. Занудство опресняет, вгоняя в рамки имиджа и нежеланий видеть снова. И вечная забавность – две разные причины одного явленья:
Всепоглощающая жажда: услышать от другого хоть пару слов, желание увидеть – что есть ведь люди, такие вертикальные и рассмешливые. Нести любую ахинею, лишь чтобы не было вот этой стенки из молчанья, чтоб, пусть коряво и убого, но постучаться и услышать – есть в жизни разговоры. А вот другое: занудство в виде самосозерцанья, когда ты улыбаешься сплетением фраз и говоришь и говоришь, чтобы не слышать апонентов, а доложить им кайф от собственного знания. С упорством носорога нести, нести, нести цитаты и лекционные куски, чтоб самоутвердиться внутри всеобщего молчания.
И первые заместо принимания в уютный разговор, заметят вежливый кивок. Вторые же, не получив вопросов как расспросов, увидят челюсти с зажатыми зевками. Вы жалки, мои милые зануды. И жалко мне меня, когда во мне видны причины обе. А коренится всё, как водится, в одном – увериться, что существуешь, а не всего лишь сон уснувшего монарха.
roni_14: (Default)
Истерика может шифроваться под неуёмной радостью. Примирение с собой может зашифровываться в кромешный пессимизм. Усталость может скрываться за кипучей деятельностью. Ничего из этого не имеет пагубного значения, когда люди не шифруются сознательно. Безсознательная конспирация - адекватна биологии.
roni_14: (полупрофиль)
Я всё удивляюсь… Или не так: не понимаю. Даже это не то слово. Какое слово подобрать? Может, печально. Когда люди тонут в чудовище под названием "ничего не происходит". Когда люди бегут в попытках получить новые ощущения, в жажде новых лиц, - когда всё это для того, чтобы покончить с "ничего не происходит". Ощущения скукоживаются в их руках как жженая бумага, крошась в труху. О себе что ли рассказать?
Я постоянно себя сдерживаю. Чтобы не писать сюда тексты на тему "как прошел день". Мне приходится одёргивать себя: здесь посторонние люди, им совсем неинтересно, что там со мной произошло. Почему сдерживаю? Потому что каждый день что-нибудь случается. Смешное/символичное/дурацкое/задумчивое/странное. Сто раз на дню. Может я виду *особо насыщенную жизнь*? Не дождётесь). Мои дни многие годы проходят как всегда: утро, идти на одну работу, перекус, бег на вторую работу (раньше – разные виды учёбы), там допоздна, одеться, дойти до дому, поработать, почитать, если повезёт – поспать. Кто у меня есть? Родители – они могут свозить в отпуск. Пара подружек – могут куда-либо позвать, тогда буду рада сходить. Вот и всё. Дни – бусинки надеваются на нитку. И что же? Скучно мне не было ни разу. Усталость – конечно, но это другое. Я иду с работ до дому – в пути миллион занятностей, навстречу совершенно оригинальные люди, а я обязательно куда-либо вляпаюсь или окажусь, как говорила Алиса, в очень странном месте. События на работеRead more... )

Profile

roni_14: (Default)
roni_14

December 2014

S M T W T F S
 1 23456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 12:52 pm
Powered by Dreamwidth Studios